Владимир Бунимович (vladbunim) wrote,
Владимир Бунимович
vladbunim

Categories:

Визит к академику

В семидесятом году во время очередного дежурства на Скорой помощи мне передали вызов в центр города. Старший врач лично предупредила - "Поедешь к академику Мацепуро, будь поосторожнее. Наши как-то выезжали, были конфликты.."

Нужно знать,что М.Е.Мацепуро в Минске был личность известная. Академик, директор института, лауреат Ленинской премии, член ЦК и прочая и прочая...К тому же, о чем все знали, он был личный друг Хрущева. Правда, к этому времени Хрущева уже сняли, но тем не менее... Посещать такого выдающегося человека не хотелось, но что поделаешь...

Ехать недалеко - угол улиц Карла Маркса и Ленина (сейчас, спустя 35 лет, они, может быть, называются иначе).Через 5 минут мы на месте. Это был один из элитных домов, где жили члены ЦК и правительства, и приближенные к ним лица. Похожий дом в Москве был описан Ю.Трифоновым м книге "Дом на набережной".
В подъезде - милицейский пост.
-Вы к кому?
-Квартира первая.
-А, Мацепуро... Подождите, сейчас позвоню.
-Здравствуйте,это дежурненький беспокоит. К Вам скорая. Пропустить?
И обернувшись к нам, отрывисто:
-Проходите, первый этаж.
На площадке - одна квартира на весь этаж. Заходим. Чтобы мы не наследили, по пути в спальню ковры подвернуты.
Наши пациенты обычно жили в общежитиях или хрущевках один на одном. В такой квартире ни я, ни мой фельдшер-студент еще не были. Широкие коридоры. Спальня метров 35, стены уставлены книжными шкафами, а промежутки увешаны коврами. Посредине - две кровати, на одной - пожилая женщина лет сорока - сорока пяти, с высокой прической, накрашеная и напудреная. На щеках - дорожки от слез. Запах валерианки.
Нас встретил мужчина лет шестидесяти, низкого роста, лысоватый, полное надменное лицо, слегка встревожен.

-Доктор, обычно нас лечат врачи Лечкомиссии, мы туда прикреплены, но сегодня у них большая нагрузка, пришлось вызвать вас.
-Что у Вас случилось?

...Несколько слов, о том, что такое лечкомиссия.В бывшем Советском Союзе в столицах союзных республик и во всех областных центрах еще с тридцатых годов для слуг народа были спецмагазины, где выдавали спецпайки;
спецстоловые, спецмастерские швейные и обувные, где шили модные платья и модельную обувь, спецотделы в универмагах, где спецконтингент отоваривался, не смешиваясь с плебсом.
Существовала и спецмедслужба, которая обслуживала прикрепленный к ней контингент, и называлась еще с тех лет - по-пролетарски просто - лечебная комиссия или сокращенно - лечкомиссия. Там были свои больницы, поликлиники, лаборатории, и своя неотложная помощь, о большой загрузке которой сокрушался прикрепленыый академик.
Врачи и персонал в лечкомиссию отбирались строго, чаще всего это были протеже именитых пациентов. Они имели повышенную на 30% зарплату за "спецусловия", и тоже пользовались спецблагами. Хорошие знания и опыт были не обязательны: к каждому больному вызывали консультантов - профессоров мединститута и Института усовершенствования врачей.

Об этих медиках ходила злая поговорка : "полы паркетные, врачи анкетные"...

...Мужчина вышел вперед и заявил:
-Я академик Мацепуро, Вы, наверное, слышали обо мне?
-Простите, не слышал. У меня знакомые в большинстве из мира медицины, я доктор Буним. Но давайте вернемся к больной...
Несколько озадаченный,он сказал :
-Да вот, жена расстроилась, мы пришли из гостей и узнали, с сыном у нас неприятности. Ехал на машине, сбил ребенка...Задержали, нужно идти выручать...
Я присел на стул у постели больной. Академик продолжал.
-Но как же Вы не слышали, обо мне часто белорусские газеты пишут...
-Я белорусских газет не читаю...
-Живете в Белоруссии и не читаете белорусских газет! - уже сердито спросил он. -Что же Вы читаете?
-"Правду", "Литературную газету"...
-Обо мне и в "Правде " писали...
-Ну что ты пристал к доктору, помолчи, дай человеку работать!
Академик отошел с обиженным видом.
Я измерил давление, прослушал сердце, легкие, поинтересовался перенесенными болезнями.
Снова вмешался муж.
-Недавно она лежала в Кремлевской больнице у Кассирского.
-Что-то было с кровью? - спросил я.
Академик оживился.
-Как, вы знакомы с Кассирским?
-Да, знаком, скромно сказал я, и добавил: по научной литературе.(Кассирский был ведущий гематолог Союза, ученый с мировым именем).
-Так что же было с кровью?
-Небольшая анемия,-ответила жена академика - полечили несколько дней, все проверили и стало лучше.
-Мы прикреплены к Кремлевской больнице!-заявил академик. -Вы были в Кремлевской больнице?
-Нет, не был - честно ответил я. Но когда был в Москве, в Кунцево - проезжал мимо...
-Я тоже там лечился!- не унимался академик,- и лежал в одном отделении с Буденным. Интересный, знаете, старик был. Сидел в коляске, едва передвигался, но все говорил:" Эх, мне бы шашку!"
-Подожди про Буденного... Доктор, хотите чаю? Кофе?
-Сухого вина?- добавил хозяин.
-Что Вы, как можно! Мы на работе!

Я закончил осмотр.
-Думаю, ничего страшного. Давление нормальное, пульс немного частит...Давайте, сделаем папаверин с димедролом. Снимется спазм, димедрол успокаивает. Вам будет легче...
Тут мой фельдшер, который во время нашего разговора о Буденном, давился от смеха, но удержался, - встал и пошел мыть руки (что делали мы не всегда).

-Хотите посмотреть квартиру? - спросил меня радушный хозяин.
-Да нет, спасибо. Сейчас закончим и поедем. Больные ждут, труба зовет...
Но академик хотел продолжать.
-Это, знаете, бывший детский садик.Когда нам предлагали квартиры, мы хотели второй или третий этаж.Но над нами дали квартиру министру просвещения, а выше - секретарю ЦК.Тогда я сказал: хочу только в этом доме! Пришлось побеспокоить Никиту Сергеевича. Он позвонил, детский сад перевели в другое место, а мне пришлось согласиться на первый этаж.
Мне сделали хороший ремонт, перепланировку и вот живем здесь. Ну, ничего... Пять комнат, высокие потолки,170 метров полезной площади, самый центр, мы вдвоем с женой живем... Неплохо?
-Да, неплохо...- согласился я.

...Мало кто другой, чем я, мог оценить, что это было действительно "неплохо". Мы с женой и двумя сыновьями жили в квартире полезной площадью 20,2 кв.метров, уже 8 лет ждали очереди на расширение, и я мог сопоставить...

-Правда, сейчас Никита Сергеевич уже не работает, так здесь опять зашевелились, хотят выселить. Предлагают другую квартиру, поменьше, а здесь опять хотят открыть детский сад. Но я сказал : "Нет, нет, и еще раз нет! Пока я жив, буду жить здесь и никуда не поеду!"

Вмешалась жена.
-Ты лучше скажи, сколько мы платим за свет и за лишнюю площадь, ползарплаты отдаешь!
-Нет и нет, останемся здесь!

Мой фельдшер подошел со шприцем, сделал внутримышечную инъекцию.

-Представляете, кипятился академик,если бы работал Никита Сергеевич, все было бы иначе! Они бы даже не пикнули! А так приходится бороться. Ну, за свое законное я еще поборюсь!

-Да, тяжелое положение, -согласился я.

Жилищные проблемы академика и его материальные затруднения, связанные с оплатой счетов, меня интересовали очень мало. Мне хватало своих проблем...
Я встал.
-Нам пора. Больные ждут.
-Подождите, подождите! Я еще не все рассказал о Никите Сергеевиче!..


Бедный академик, ему некому было похвастаться, кроме случайного врача скорой помощи...

В начале следующего года он умер от инфаркта.
Tags: Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 64 comments