Владимир Бунимович (vladbunim) wrote,
Владимир Бунимович
vladbunim

Category:

Издержки профессии

В 1957 году я учился на 4 курсе Минского мединститута. Вид у меня был как на фото вверху, и осенью мы проходили курс акушерства и гинекологии.
Наша преподавательница, доцент Вера Петровна,родилась в 1917 году, называла себя ровесницей Октября и, на наш взгляд, была довольно пожилой женщиной.

Она была заслуженная участница Отечественной войны, в прошлом главный армейский гинеколог, опытный специалист и строгий преподаватель. Во время занятий она любила рассказывать много интересных историй об армейских командирах и их ППЖ. (Для молодых : ППЖ - это походно-полевая жена).

Вера Петровна была невысокоя худенькая блондинка с прямыми коротко подстриженными волосами, тонкими губами и слегка вздернутым носом. Курила Беломор, могла отпустить крепкое слово, не пользовалась косметикой. Носила мужские туфли,ходила большими широкими шагами и начисто была лишена женственности. Наши девочки откуда-то знали, что ее любимого человека убили на войне и она воспитывала племянницу.

Через много лет,когда я приехал в Израиль и увидел, как ходят молодые солдатки в тяжелых башмаках, мне сразу вспомнилась походка Веры Петровны...

Ее предмет я не любил, и был уверен, что никогда по этой специальности работать не буду. Я хотел быть терапевтом.

Из всго курса акушерства, кроме некоторых специальных знаний, мне запомнились две истории.

Во время одного из вечерних занятий в родильном зале акушерской клиники, наша группа наблюдала за Верой Петровной, которая проводила ручное обследование в родах. При этом, она подробно объясняла каждое свое движение. Бедная роженица должна была все это слушать и терпеть наше присутствие, но ей было явно не до нас...
В это время к нашй группе тихо присоединились трое молодых людей в халатах, шапочках и марлевых масках, закрывавших нижнюю половину лица. Как мне показалось,один из них подмигнул мне.
Я подумал, что это студенты параллельного потока пришли отрабатывать пропущенные занятия. В мое время любое пропущенное занятие нужно было отработать, иначе не получишь зачет или не допустят к экзаменам.

Вера Петровна кончила объяснять, и стала выбирать, кто из нас повторит ручное обследование. Никому не хотелось туда лезть.Каждый отодвигался. прячась за спинами. Наконец,впереди оказались трое новоприбывших в масках.

Доцент схватила двух парней за руки, и сказала:
- Вы и вы! Мыть руки и иследовать по очереди!
Наши герои обреченно пошли мыть руки, остальные придвинулись ближе.
Ровесница Октяря еще раз повторила все этапы осмотра.
Наконец, пришли двое, с условно чистыми руками, держа их перед собой.

-Давай быстрее! Как ты будешь определять раскрытие шейки матки, расскажи... Покажи "руку акушера"! Ну, давай...
Один из парней гордо поднял правую руку с растопыренными веером пальцами...
Вера Петровна с ужасом посмотрела на него...
-Что?!Что это такое? Это рука акушера?? Кто тебя так учил? Подожди, подожди... Ты из какой группы? Сними маску, я тебя не помню... Вы кто такие?!


Лже-студенты сорвали маски,раздался топот трех пар ног по корридору, затихая вдали...
Вере Петровне стало плохо. Занятие прекратили.
О роженице забыли, она все еще лежала с открытыми родовыми путями...

Я узнал двоих - один был студент со второго потока, еще один - студент политехнического, мой сосед по дому, где я жил.

Через несколько дней я встретил Витьку, соседа-политеха.
-Что вы делали у нас в родилке?
-Да мы в общаге сидели с другом, у Петьки-медика, пили. Выпили всего-ничего, две бутылки белой и баллон "Агдама" на троих. И тут Петька говорит:
-Ребята, а хотите посмотреть на живую п..ду?
-Хотим, хотим! А где?
-Пойдем к нам на акушерство,никто не узнает, только халаты достану, я мигом!
-Давай, давай!

- Петька сбегал к соседям, одели халаты, перешли Проспект и пошли в Первую клинику. Там надели маски, а дальше ты знаешь...
- Чего ж ты пальцы растопырил?
- А хрен его знает ваши правила, это потом мне Петька объяснил...
-Ну и что, понравилось?
-Знал бы, не пошел.. Никакого кайфа, баба в растопырку лежит, кровь течет, а запах...Как вы здесь учитесь...

Через неделю мы перешли в гинекологию. Вера Петровна повела нас смотреть на аборт. Она предупредила: мойтесь все, любому дам кюретку и скажу продолжать!
Абортарий напоминал сцену из фильмов ужасов.Крики, стоны . Женщины лежат всюду, корридор уставлен койками. Держась за стены, как тени, проходят измученные женщины, шатаясь от потери крови, в застираных, не по размеру, дырявых грязных халатах...

Пришли в операционную, помыли тщательно руки. Группа из 8 человек выстроилась полукругом перед креслом с распяленной на нем несчастной женщиной..

На этот раз ровесница Октября вытащила меня. Шейка матки была уже раскрыта под вопли несчастной жертвы - все делалось без наркоза.
Доцент усадила меня на стул, сунула в мою правую руку кюретку. Крепко зажала мою руку в запястьи в своей, и стала моей рукой делать возратно-поступательные движения.

Духота, острый запах крови, крики жертвы, противные скрипящие звуки движения кюретки по стенкам вычищаемой матки...

...Очнулся я на полу в дальнем углу зала от запаха нашатырного спирта...

С тех пор на занятиях по акушерству и гинекологии и в будущем году, и на шестом курсе я простоял в заднем ряду за спинами, к роженицам и гинекологическим больным близко не приближался.

Экзамен по этому предмету я сдал на отлично. Но горе было бы тем женщинам, моим возможным пациенткам, если бы жизнь заставила взяться меня за эту специальность...

А ведь многие врачи все шесть лет учебы в институте и на многих специальностях простояли за спинами...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 350 comments