Владимир Бунимович (vladbunim) wrote,
Владимир Бунимович
vladbunim

Category:

Трудные больные. История 3. Вредные привычки.

В это зимнее утро в начале восьмидесятых я приехал на работу в половине девятого. Шел дождь со снегом, всюду блестели лужи.
Не успел надеть белый халат, раздался телефонный звонок. Звонил наш начмед Павел Васильевич ( о нем я писал ЗДЕСЬ).
- Владимир Израилевич, зайди ко мне..
Прегрешений за собой я не помнил и спокойно пошел к начальству.

- Израилевич, я сегодня дежурил. Поздно вечером меня вызвала сестра на четвертый этаж. Один больной, Серченя, да ты его знаешь, там твои записи в истории,- напился, валялся в лужах, пришел весь грязный, в рвоте...Я его отругал, отправил спать.
А ночью, около половины второго опять к нему позвали. Снова рвота, сильные боли живота, бледный лежал. Потом заболела грудная клетка и снова живот... Я подумал - может быть непроходимость или прободная язва, а может спонтанный пневмоторакс... Повел я его на рентген, посмотрел - все чисто, нет воздуха под диафрагмой, нет спонтанного пневмоторакса, а ему болит и болит, аж корчится. И давление снизилось...
Тогда я вспомнил, ты читал нам лекцию об инфарктах. Звоню в областную кардиологию - у них машина поломалась... Дал ему обезболивающее - стало легче, он уснул. Едва я утра дождался. Посмотри его, может кардиограмма что покажет, а то вызовем хирурга.

Судя по рассказу начмеда, с кардиограммы нужно было начинать, а не водить больного по этажам туда и обратно. Кардиограф в ординаторской был, но читать ЭКГ без меня никто не умел. Мои попытки обучить врачей началам экстренной электрокардиографии пресекались тем же Павлом Васильевичем.
- Израилевич, не дури. Рядом областная больница, если что - вызовем консультанта!
Довызывались...

Я перелистал историю болезни. Серченя Григорий, 24 года, механизатор. Женат, есть маленький ребенок. Лечится у нас 3 месяца, инфильтрат с распадом в средней доле справа, туберкулез бронха, массивная бациллярность. Лекарства переносит плохо. Зa время пребывания - три записи о пьянстве, одна из них моя. Если бы не пил - мог бы считаться ангелом...

Я подошел к койке. Передо мной был атлетического сложения парень, черноволосый, лицо искажено болью, держится за живот.
- Доброе утро, Григорий. Как себя чувствуешь, что болит?
- Доктор, болел живот, а теперь в груди больно и в спину отдает. Как руки подниму за голову - чуть легче...
- А как все началось?
- Вчера я выпил с друзьями за оградой, хлопцы с деревни приехали наведать.
- Да, уже слышал. Сколько выпили?
- Доктор, почти ничего. Четыре бутылки на троих, две белой и две самогонки, у нас так в детском садике пьют... Да вы не думайте, самогон хороший, очищенный...
- Хорошо, что было дальше?
- Посидели мы, потом привели меня земляки, отвык выпивать... Правда, уронили в лужу пару раз. Пошел я к себе в палату, а тут Павел Васильевич. Накричал на меня, сказал, что выпишет. Я сильно расстроился... Добавил в палате еще четвертушку, перекурил это дело, успокоился, заснул. Ночью просыпаюсь - живот схватило сильно, аж дух заняло, ни вдохнуть, ни выдохнуть. И рвоты начались, а живот все сильней болит. Пришел Павел Васильевич. Он посмотрел, помял живот, потом прослушал меня - говорит, пойдем на рентген. Пошли мы на первый этаж, он крутил, вертел меня, говорит, ничего плохого не вижу. Пришли обратно - снова сильнее живот болит, опять рвота... Сделали укол в вену, уснул я. А сейчас опять больно...

- Лежи спокойно, сейчас сделаю электрокардиограмму.
По клинике похоже на абдоминальный синдром при заднем инфаркте, подумал я. Правда, возраст... Но и у молодых я видел инфаркты не один раз. Посмотрим, что на ленте. - Точно, острый задне-нижний и боковой инфаркт, распространенный, но не глубокий, без аритмии.
- Ну что, доктор?
- Лежи, лежи. Сейчас тебе придется полежать.
- А что у меня?

...Говорить или промолчать? Пожилого и разумного больного я бы постарался успокоить, сообщить осторожно, постепенно...А этому промолчишь - опять напьется...

-Лежи. У тебя, дорогой, острый инфаркт. Ты знаешь, что это?
-Слыхал. Да вы шутите. Это только у стариков бывает, с кого песок сыплется. А я - гляди, доктор - и Гриша сжал здоровенный кулак и напряг бицепс.
И вдруг он побледнел, покрылся крупными каплями пота и откинулся на подушки.
- Лежи, не фокусничай. Если встанешь - можешь сразу умереть. Лежи несколько дней, пока не разрешу встать, а то помрешь.

Нужно сказать, что бациллярных больных с сопутствующими болезнями в другие больницы не принимали и они должны были лечиться на месте. У нас в стационаре я уже лечил больных с заболеваниями сердца. Были среди них и больные с осложненными инфарктами, но, слава Богу, до сих пор никто не умер и я знал, что делать.

- Если хочешь остаться жить, с этой минуты не выпивать, лежать, принимать все лекарства, что назначу. Я к тебе буду приходить каждый день, пока не поправишься. Запомни - главное, не курить. Это несовместимо с лечением такой тяжелой болезни. Узнаю, что закурил - откажусь тебя лечить.
А вы помогайте ему, обратился я к соседям по палате, и смотрите, чтобы он не нарушал режим и, особенно - не курил.

Я записал назначения, первую капельницу поставили при мне. В течение дня я несколько раз заходил к Грише, состояние было стабильным. Анализы крови подтвердили наличие инфаркта.
В следуюшие дни лечение шло по плану. Через несколько дней я разрешил Грише вставать, затем понемногу ходить, постепенно наращивая нагрузку. Кардиограмма улучшалась. Каждый день я повторял одно и то же:
- Не курить и не выпивать. Но рюмка спиртного не так вредна, как сигарета.
Лучше ты выпей одну рюмку, но не закуривай!
- Доктор, да разве я дурной или враг сам себе...

Но вдруг на седьмой или восьмой день я заметил отрицательную динамику на ЭКГ, ферменты в анализе крови тоже повысились. Встревоженный, я пришел к своему больному.
- Ты не нарушал режим? Не выпивал, не курил?
- Вот зуб даю,ничего такого не делал, все лекарства пил..

В разговор вмешался пожилой учитель сельской школы Иван Петрович, лечившийся уже несколько месяцев.
У него был тяжелый бациллярный процесс,выявленный давно. История его была любопытной и отвратительной.
Несколько лет он ухитрялся работать в школе, подставляя вместо себя на обязательные профилактические полугодовые рентгеносмотры своего здорового родственника. У того в легких было всего несколько плотных очагов, и по этим данным Ивану Петровичу разрешали работать в школе. По другой справке, где был указан фиброзно-кавернозный туберкулез, и это было правдой, Иван Петрович получал вторую группу инвалидности...
Открылось это случайно.
В очереди на освидетельствование спецВТЭК по туберкулезу оказался односельчанин учителя, который видел, что Иван Петрович получил нерабочую вторую группу, и знал, что учитель одновременно работал в младших классах... Разразился большой скандал. Районного фтизиатра, за взятку написавшего оба взаимоисключающиx диагнозa, хотели судить, но ограничились снятием с должности. Ивана Петровича отправили лечиться к нам в стационар и уволили из школы. Его законная вторая группа инвалидности осталась с ним...

Иван Петрович от всего отказался - я не врач, что мне врачи пишут, то я подаю в инстанции...
Сколько он заразил туберкулезом своих учеников, никто не знает до сих пор...

Так вот,Иван Петрович мне заявил:
- Израйлевич, не слушайте Гришу! Он каждый день по нескольку раз выходит на лестничную клетку и курит! Потом приходит в палату, за сердце держится...
А как-то вы сказали, что лучше выпить, чем закурить, он и говорит нам:
- Слышали, что доктор сказал? Можно выпивать! А там и сигарета не повредит!
- Это правда? - спросил я у нарушителя.
- Правда, правда! Каждый день курит, и в палате курит, надоел уже - загалдели мужики. Как пройдет обход - так и закуривает.
Я жутко разозлился.
- Это я беспокоюсь за тебя, хожу по несколько раз в день, меняю лекарства, распинаюсь тут перед вами... Все, мы так не договаривались. Сейчас приведу Павла Васильевича, выпишем за нарушение режима и переведем тебя в Борисовскую туббольницу. Там к тебе терапевт будет ходить раз в 10 дней. А будешь продолжать - там и умрешь и дочку сиротой оставишь. Что, твое здоровье нужно мне больше, чем тебе? Если не понимаешь хорошего отношения - все, хватит...

Такого поворота Гриша не ожидал,да и раздраженным меня никто из больных никогда не видел.
- Доктор, да я не хотел... Да и курю я не в затяжку... Без курева уши пухнут... Доктор,не надо выписывать, я здесь лучше хочу лечиться. Я больше не буду...
- Посмотри на себя. Здоровенный мужик, а ведешь себя, как ребенок. "Больше не буду"...
Опять выступил учитель.
-Израилевич, не выписывыйте его. Помрет он там, я знаю ту больницу, да и специалистов по сердцу там нет... Мы за ним посмотрим, а чуть что - скажем вам.
Я уже остыл.
- Хорошо, я тебя оставлю. Но учти, это у тебя инфаркт, а не у кого-то. Если узнаю, что еще раз закурил - поедешь в Борисов. Я за тебя отвечать не хочу, у меня других проблем хватает.

Я вновь переменил назначения. Конечно, я продолжал ходить к нему каждый день. Выздоровление проходило гладко. Если Гриша и нарушал режим, то я об этом не знал.
На удивление быстро прекратилась бациллярность и закрылась полость.
Через 3 месяца я его выписал на амбулаторное лечение в Борисовский район.

Еще через 3-4 месяца нам сообщили из Борисова, что Гриша умер после очередной пьянки, видимо, был повторный инфаркт.

У тех, кто перенес инфаркт в молодом возрасте, велика вероятность повторных тромбозов, a прогноз тяжелый...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 111 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →