Владимир Бунимович (vladbunim) wrote,
Владимир Бунимович
vladbunim

Category:

Одинокие бабушки. История 2. Рая.

Эту историю тяжело рассказывать,еще тяжелее было слышать и видеть происходящее.

В 95 году я устроился на свое последнее место работы в Израиле, я и сейчас там работаю...
Через несколько месяцев, в один из дней я получил вызов в эту странную семью.
Муж не говорил по-русски, жена не знала иврита, общались они на идише. У мужа по имени Ицхак была повышенная температура, кашель и головная боль. Он лежал в спальне и  жалобно  стонал...

Рядом стояла инвалидная коляска, на прикроватной тумбочке чашки с питьем и какие-то таблетки.
Мне было легче общаться на русском, чем на иврите.  А на идише я знал только несколько общих реплик, зато много неприличных и непечатных выражений...
Рая, так звали жену, переводила на русский жалобы мужа и мои вопросы.
Кроме обычной вирусной инфекции я не нашел больше ничего,  дал несколько советов, пару таблеток и  сел оформлять бланк вызова. Пока я был в квартире,  рот у Раи не закрывался ни на минуту.  Она рассказала, что у Ицика что-то с тазобедренными суставами, поэтому он ездит на коляске. Ребенком его привезли родители из Румынии в двадцатых годах. Здесь он учился, стал архитектором, работал, вышел на пенсию.

Сказать откровенно, на архитектора, даже бывшего, Ицхак был похож мало. В свои 78 лет он выглядел на все 90. Маленького роста, лысый, плюгавый, на лице отражалась хитрость, брюзгливость и не отражалось ни одной мысли. Он постоянно дергал жену - подать ему воды, поправить одеяло... Несколько раз он спрашивал - "Я не умру?"- это я понял даже на идише.
Потом оказалось, что Ицхак последние пятьдесят лет архитектором не работал, а был кабланом на строительстве. В данном случае каблан - это строительный подрядчик, он отвечает за обеспечение стройки всем необходимым - от рабочей силы до материалов и оборудования. Здесь много возможностей для обогащения  и, судя по квартире и обстановке, Ицхак своего не упустил...

Не смотря на повышенную температуру, Ицхак захотел немедленно показать мне проект Третьего храма, составленный им собственоручно. От рассмотрения проекта я отказался, сославшись на недостаток времени. Кроме того, я твердо помнил, что Храм можно построить только тогда, когда придет машиах (мессия).
-Разве уже пришел машиах? - спросил я
-Еще нет, но я готовлюсь.
-Я думаю, тебе еще долго придется ждать...

Через несколько дней, узнав день моего дежурства, меня вызвали опять. Теперь болела Рая. У нее оказалось повышенное давление и небольшой бронхит. Она меня долго не хотела отпускать и все рассказывала, рассказывала... Она соскучилась по русскому языку, а из ее теперешнего окружения никто не говорил по-русски.

Рая была брюнетка лет 65, невысокая, полная, лицо в морщинах, без косметики. Из нескольких бородавок на лице росли черные волоски. Она была некрасивая, но приятная в обращении - типичная еврейская бабушка.
Рая успела мне рассказать, что приехала в девяносто втором году из Молодечно,  города недалеко от Минска, с семьей сына Левы. Что  невестка хорошая еврейская девушка, но почему-то не любит свекровь.  Внуку 5 лет, такой хорошенький мальчик, но Рая не видела его уже три года...

Всю жизнь Рая проработала кассиром в бухгалтерии какой-то мелкой конторы. С мужем развелась давно и сына Леву воспитывала одна. Жила очень трудно - подрабатывала уборщицей,  брала заказы печатать на машинке,  вязала на продажу.
-Мой Левушка такой умный, окончил школу с золотой медалью и факультет прикладной математики в Минском университете, получил хорошую специальность. Еще в институте подрабатывал, помогал матери...
После института Лева быстро женился на однокурснице. Через год  родился Марик и тогда все мы решили готовиться к отъезду в Израиль.
Приехали, поселились вместе. Дети учились, искали работу, я сидела с внуком... Все было хорошо, но мы не ужились с невесткой.

Представляете, когда Левушка разговаривал у себя в комнате с этой девчонкой, они поспорили. Я не стерпела и вмешалась, ведь мой сын был прав! А невестка говорит мне:
- Лева не ваша собственность! Ваш сыночек еще и мой муж, и отец моего ребенка! И вообще, мы сами разберемся.
Тут я вскипела.
- Ах, так он твоя собственность! А кто его растил, кормил, поил, воспитывал! Ты хоть понимаешь, какого парня ты у меня отняла? Да ты мизинца его не стоишь!
Слово за слово, разразился скандал. Бедный Лева метался между нами как потеряный... Но я же не могла уступить!  В конце концов, Лева развел нас по комнатам, а мне сказал:
-Мама, так жить невозможно. Мы отдадим Марика в садик, тебе снимем комнату, я буду тебе помогать.
И мне пришлось согласиться на квартиру с соседкой. Лева ко мне приходил, но к Марику меня не пускали .
Но не волнуйтесь, я на прощание сказала ей пару теплых слов...

Я вспомнила этой девчонке, как еще до отъезда в Израиль они решили вдвоем - без меня! - отметить день рождения Левы. Марик тогда еще не родился. Они собирались пойти в ресторан, а меня даже не позвали! Разве я могла это перенести!
Они должны были уйти в семь,а в половине седьмого мне стало плохо, заболело сердце. Вначале капли, потом Скорая помощь, кардиограмма, уколы... Слава богу, все оказалось хорошо, мне стало лучше, но уже было девять и в ресторан они опоздали.
- Раз вы все равно не идете в ресторан, давайте отметим дома! - и я достала купленные вчера бутылку шампанского и торт...
Но Рита почему-то расплакалась и ушла к себе в комнату. А ведь это был не ее праздник, а мой! Это я Левочку родила!
- Да, зря вы все это делали...
- Что, я неправа?!
- Давайте не будем об этом, это ваша жизнь...
Я  хотел быстрее окончить визит, а она продолжала, но с бОльшей скоростью:
- Дети быстро нашли работу  и через два года Левушке предложили поехать в Америку, работать там в центральном отделении фирмы. Ведь он же такой способный!
Меня они с собой не взяли. Лева сказал, что для меня там не будет ни пособия, ни медицинской страховки, но потом они устроятся и обязательно меня заберут к себе. Я боялась оставаться одна, плакала - но счастье Левушки пржде всего...
Когда они уезжали, Лева поцеловл меня и сказал непонятные слова. Я даже записала их, сейчас посмотрю.
Она достала откуда-то листок, и прочитала:

"Прости меня, мама, Боливару не снести двоих..."

-Я постеснялась спросить у сына, я не такая грамотная,как он.  Доктор, может вы знаете,кто такой Боливар, и что это значит?

Я знал эту фразу из рассказа О.Генри. Я понял, что Лева свой выбор сделал, и надежды матери на переезд к сыну никогда не сбудутся.
Но Рае я об этом не сказал. Нельзя лишать мать последнего утешения...

Прошло несколько недель и вновь меня вызвали к Ицхаку, у него были боли в груди. Кардиограмма оказалась хорошей, боль прекратилась, Ицхак успокоился и вновь предложил посмотреть проект Храма. Пришлось ему твердо заявить, что я человек не религиозный, в приход машиаха не верю, хотя уважаю традиции иудаизма. Он обиделся, свернул листы, но больше ко мне не приставал...

С первой минуты моего приезда Рая продолжала свой рассказ с того места, на котором остановилась в прошлый раз, и мои попытки остановить ее успеха не имели...
- Когда мой сын уехал, я должна была найти работу, пособия на жизнь не хватало. Знaкомая посоветовала это место - ухаживать за больным мужчиной. У него несколько лет тому назад умерла жена  и ему нужна была помощь. Так я попала к Ицику. Я ему варю, вывожу его гулять на коляске и убираю квартиру. Вы видите, квартира большая, а он ездит за мной на коляске и показывает места, где я как будто плохо убрала... Платил немного, но мне этого хватало.

Квартира действительно была хорошая, четыре комнаты, всюду много дорогих безделушек, большая кухня, всюду чисто.

- Через несколько месяцев Ицхак посоветовался со своими дочерьми, они у него учительницы, в школе работают, и говорит мне:
- Рая, ты хорошая женщина, давай жить вместе, как муж и жена. Я тебя на 13 лет старше, я уйду раньше, все останется тебе, пока ты будешь жива... У меня хорошая пенсия, ты будешь платить со своего пособия только за свое питание и половину за всякие услуги - воду,свет, телефон, а за квартиру с тебя брать не буду... Я ему говорю:
- Но если мы будем жить, как муж и жена, с меня снимут часть пособия! А ты перестанешь мне платить за работу и еще будешь брать за еду!
- Ну ладно, за еду будешь платить четверть моих расходов... А если мы никому не скажем, что мы живем семьей и не будем записываться, никто ничего не узнает, и все твое пособие останется у нас!
- Но нам лучше оформить отношения. Если с тобой, не дай Бог, что-нибудь случится, твои дочери выгонят меня на улицу!
-Ты что, мне не веришь? Мои дочери интеллигентные женщины, педагоги! А зачем терять несколько сот шекелей, что идут от государства...

-Я согласилась, переехала к нему, а теперь не знаю, может напрасно. Очень тяжело справляться с работой, но он обещал взять помощницу для уборки...

С полгода я не был у Ицхака и Раи. На этот раз плохо чувствовал себя Ицхак.
У него кружилась голова, была сильная слабость.
- Сколько времени ты себя так плохо чувствуешь? (Мы гворили на иврите).
- Дней 5-6.
- Ты был у врача?
- Да был, Рая возила на коляске в купат холим...(поликлинику) Доктор послушал, измерил дaвление, пощупал живот и говорит:
- Все у тебя в порядке, Ицик. Сейчас жарко, пей больше воды.
- Я пью уже по 2-3 литра в день, становится только хуже...
Я измерил давление - 100 на 60- низковато,но у него и раньше гипертонии не было...
- Как ты оправляешся, стул у тебя не черного цвета?
- Да, черный, уже несколько дней. А откуда ты знаешь?
- Врачу ты говорил об этом?
- Нет, не говорил, так он и не спрашивал!
Я одел перчатку, смочил растительным маслом, взятым у Раи, и исследовал
пальцем прямую кишку. На перчатке остался черный кал с розовым оттенком - мелена! - кишечное кровотечение...
Вызвал Скорую. После звонка Раи прибежала младшая дочка Ицхака, она жила неподалеку. Но в больницу с отцом она не поехала, поехала Рая...

Через неделю меня вызвали снова. Мой водитель сказал -
- Доктор, вы уже личный врач у этого румына.
- Ничего не поделаешь. Да и какая нам разница, к кому ехать...

Сегодня у Раи было высокое давление. Я дал таблетки и решил обождать результата.
Ицхак был уже дома и, чего никогда не бывало, позвал меня, чтобы сказать спасибо...
- Тяжело мне с ним стало - пожаловалась Рая. Стал как ребенок, не отпускает ни на минуту, а на мне уборка, кухня.
- А помощницы еще нет?
- Нет, говорит что дорого платить будет нужно... Но зато сын у меня в Америке так хорошо устроен! Он что-то изобрел, получил много денег, купил еще один дом и хочет открыть свою фирму...
- Что же вы не переедите к нему, вам было бы легче.
- Доктор, я бы рада, но невестка возражает, а бедный Левушка не знает, что делать, говорит попытается ее уговорить..

Следующий раз в этой квартире я был только через год. Я застал Раю всю в слезах, с давлением свыше двухсот, с сильнейшей головной болью. Я быстро сделал инъекции, дал таблетки, осталось подождать результат.
- Что случилось,Рая?
- Доктор, у меня такое горе, такое горе... Ицхак умер больше месяца тому назад. У него были еще кровотечения, а потом обнаружили маленькую опухоль где-то в животе и большие метастазы повсюду. Я ездила с ним по всем больницам, сидела днем и ночью. За полгода его не стало.
- Сочувствую вам. Но он был пожилой человек, тяжелая болезнь...
- Доктор, послушайте, что было дальше!
Когда он умер, дочери очень хорошо ко мне отнеслись. Они сказали:
- Рая,мы видели как ты преданно ухаживала за нашим папой. Ты очень устала, перенервничала... Поезжай в Белоруссию, отдохни.
Мы тебе купим билет, оплатим все расходы. Отвлекись, успокойся, а через месяц мы тебя встретим в аэропорту.
- Поехала я в Молодечно, там меня племянницы.Побыла там, пришло время возвращаться. Позвонила старшей дочери Ицика, а она говорит мне таким холодным тоном:
- Встретить тебя не можем, возьми такси и приезжай прямо домой, мы тебя там будем ждать.
- Вчера я вечером я приехала домой, они меня встречают вдвоем.
Старшая говорит мне:
- Рая, мы тебе благодарны за твои заботы об отце. Но отец умер, а эту квартиру мы продали.
- Как продали?!
- Вот так, продали. Квартира наша, она нам не нужна и мы ее продали. У тебя есть месяц, найди себе квартиру, забирай свои вещи и уходи.Через месяц въезжает новый хозяин.
- Куда же мне деваться?
- Это уже не наша проблема.
- Но мы жили как муж и жена, я свое пособие отдавала на жизнь, работала, как проклятая! Ваш папа говорил мне, что до конца жизни смогу жить здесь!
- Наш папа был добрый человек, да благословенна его память!- но он ошибался. Мы тебе сказали спасибо, этого достаточно, разговор окончен. И запомни,один месяц с сегодняшнего дня!
-Я слышала, в Израиле есть закон!
-А ты подай на нас в суд, найми адвоката и через несколько лет нас рассудят. У тебя есть деньги на адвоката? Ты знаешь иврит? Чтобы через месяц ноги твоей здесь не было!
- Так помогите мне хотя бы найти квартиру!
- Это твоя проблема. Да и кто ты нам...
- И они ушли. А мне стало плохо, заболела голова. Я наглоталась таблеток, немного стало легче, уснула... А сегодня опять хуже стало, была рвота два раза. Сейчас тошнит, и голова разрывается...

Я вновь измерил давление - лучше не стало. Симптомы нарастали - явно гипертонический криз.
- Вам срочно нужно в больницу . Я пишу направление и вызываю Скорую.
Когда станет лучше - позвоните сыну в Америку. Все расскажите. Вы же говорили. что он сейчас богатый. Пусть срочно приедет, возьмет хорошего адвоката , подаст в суд и тогда, может быть, можно будет остановить ваш уход из квартиры, а там видно будет. Я знаю один подобный случай. А самое лучшее - пусть займется вашим переездом к нему, в Америку, а пока снимет вам квартиру.
Через 10 минут прибыла Скорая.
****************************************************
Последний раз я увидел Раю через полгода совсем по другому адресу.
Она жила в хостеле, самом плохом и старом в нашем городе, в маленькой комнате на первом этаже. Это двухэтажное здание, построенное еще во времена Британского мандата, служило временным пристанищем для "срочных случаев", - для тех людей, у которых было право на социальное жилье, но они не имели возможности ждать.
Комната была крохотная, неописуемо грязная. Газеты, прикрывавшие стол шуршали от скопища тараканов под ними.Тараканы были везде - на стульях, простынях.В комнате было жарко. Старенький вентилятор, покрытый бахромой пыли, едва шевелил воздух. В раковине стояли немытые тарелки.
Рая сидела на постели,распухшие ноги были прикрыты влажными тряпками. Запах стоял ужасный.
- Рая,что это такое, почему вы здесь?
- Доктор, вы помните, когда вы отправляли меня больницу?
- Да, несколько месяцев тому назад.
- Меня долго лечили. Вначале держалось давление, нашли что-то с сердцем и почками. Стал хуже диабет. Дома я пила таблетки,в больнице посадили на инсулин, долго не могли подобрать дозу. Сахар был то высокий, то низкий...
Потом отекли ноги, покрылись язвами, кожа полопалась, оттуда течет...

Я посмотрел - голени были, как колоды, цианотичнве, покрыты глубокими трофическими язвами. Из трещин на лопнувшей коже сочилась лимфа.
- Как же вы лежите здесь одна?
- Приходит метапэлет (помощница,сиделка), да что она может сделать за два часа в день...Уберет немного,купит продукты, сварит что-нибудь,а готовое я сама возьму...
- Кто же вам делает инъекции инсулина?
- Делает метапэлет, а если она опаздывает - прошу бывшую медсестру, у нас живет на нашем этаже. Правда, плачУ ей немного...
- Почему вас отправили сюда, а не в бэйтавот?(дом престарелых и инвалидов).
- Доктор, когда я попала в больницу - сказала, что мне негде жить. Пришла русскоязычная социальная работница. Я ей все рассказала, она поохала и сразу предложила оформить меня в бэйтавот, но не в нашем городе, здесь не было мест.
Я не захотела уезжать, надеялась поправиться... Зесь я все знаю, и здесь море... Тогда они предложили мне эту комнату.
- Но это же ужасное место для больного человека! Духота, тараканы...
- Здесь и крысы ночью бегают... Здесь было чище, но я сейчас с трудом двигаюсь, вот и запаршивела...
- Что, здесь нельзя сделать дезинфекцию?
- Зимой делали, но я боялась простудиться и отказалась...
- А что же ваш сын в Америке? Он знает об этом?
- Я позвонила ему из больницы. сестрички помогли. Рассказала ему все, плакала в трубку, рыдала, просила приехать, помочь...
- Что же он?
- Он и говорит мне, мой Левушка :
- Мама,я приехать не могу. Я очень занят, мы перезжаем в новый дом, а потом у нас круиз, на эти, на Карибы. Я вышлю денег, а ты уже как-нибудь, сама справляйся.
- А сейчас не звонит, и не пишет...
Вот так, доктор, воспитывай детей... Но вы не думайте, если бы он мог, то приехал бы обязательно... Я написала ему свой номер телефона, каждый день жду звонка...
Правда, я держала его в строгости, воспитывала одна... Может он на меня обиделся?... Но он постоянно был одет,обут, накормлен... Ходила к учителям, следила за отметками, он мне все рассказывал... Когда не хотели дать ему заслуженную золотую медаль, я ездила в Облоно, в Министерство образования  и медаль он все-таки получил. Но что-то я наверное упустила или невестку обидела... Но могли бы и простить меня, старую...
Сейчас не знаю, что делать... Помочь мне некому, так и умру здесь с тараканами и крысами...

А я еще раз вспомнил фразу из О.Генри, что сказал матери ее начитанный Левушка - "Боливару не снести двоих"...

- Вот что. Здесь вы оставаться не можете. Я пишу направление и вызываю Скорую. Вам подлечат ноги, помогут с другими заболеваниями. А вы с первого дня просите оформить вас в бэйтавот, у вас все показания.
Что вас держит в этом городе? Ни родных, ни знакомых, ни здоровья... Соглашайтесь на любое свободное место в любом городе. Для вас сейчас это наилучший вариант. Конечно, у себя дома или у сына вам было бы гораздо лучше.
Да что говорить...
Я дождался приезда скорой...
Через пару месяцев меня снова вызвали в этот гадючник. Жильцов там почти не осталось, а дом вместе с крысами и тараканами готовили к сносу. Я зашел к администратору, молодой женщине. Она помнила Раю. Прямо из больницы ее отправили в бэйтавот где-то на Юге, возле Беер-Шевы
Дальнейшей судьбы ее не знаю.

И сыновья, и дочери, и сожители, и их дети - иногда бывают очень жестокими...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 199 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →