Владимир Бунимович (vladbunim) wrote,
Владимир Бунимович
vladbunim

Category:

Рискованное лечение.

В мире настолько переплетены причины и следствия , что трудно определить каким образом,например,туберкулез у бабушки из семьи алкоголиков в глухой белорусской деревне может помешать защите докторской диссертации по медицине ...

В начале семидесятых на кафедре туберкулеза в нашей клинике появилась новая сотрудница - ассистент, кандидат медицинских наук из Ялты.
Галина Михаловна, (иногда из-за ее молодости и для краткости будем называть просто Галина) была красива какой-то броской красотой.

Брюнетка,лет 32-33,невысокого роста,с хорошей фигурой. Ее формы с трудом сдерживались узкими юбками и кофточками на 1-2 размера меньше, чем полагалось. Золотые серьги, подвески, цепочки, ожерелья и кулоны, которыми она явно злоупотребляла, ритмично позвякивали при ходьбе.
Она сильно выделялась среди наших бесцветных кафедральных дам. На лице Галины
всегда была любезная улыбка , но иногда, когда она забывалась, проступало удивительно злое выражение.

Зав кафедрой профессор Евгений Вениаминович сразу невзлюбил новую сотрудницу.
Галину прислали через его голову на специально созданную дополнительную ставку. Этой ставки профессор долго добивался для своей аспирантки Ларочки, и вот, такой пассаж...
Галина Михаловна была незамужем, но у нее был сын шести лет. Она окончила Крымский мединститут и получила назначение в Ялту, в подростковый туберкулезный санаторий. Работала там заместителем главврача, потом главным врачом. Написала диссертацию.
Аспирантка Ларочка не поленилась, сходила в библиотеку, нашла автореферат. Тема вытекала из служебных обязанностей и должности Галины - что-то о влиянии климата на заживление туберкулеза у подростков - одна из сотен диссертаций, оседающих на полках библиотек.

Ученые дамы нашей кафедры вскоре узнали, что на новую ставку Галину Михаловну ,крупного специалиста с Украины, взяли не просто так...

В Минске Галина быстро обзавелась подругами из администрации Института усовершенствования. Однажды она отмечала свой день рождения. Выпила крымского вина и рассказала новым подругам о своей жизни. Этот рассказ быстро дошел до наших кафедральных дам, а те уже в общей ординаторской с добавлениями рассказали всем...

Не все знают, что такое врачебная ординаторская в клинике, где большинство врачей женщины. Это не только место,где обсуждаются новые методы лечения,идут споры о диагнозах и судьбе тяжелых больных. Это еще и женский клуб, место, где обмениваются новыми сведениями из жизни знакомых и кулинарными рецептами, примерочная для демонстрации новых нарядов,причесок и нижнего белья. И если среди женщин-врачей затесалось несколько мужчин, это не имеет ровно никакого значения.Они уже давно стали "своими девочками" и их совершенно перестали стесняться...
Наша ординаторская была на пересечении двух корпусов, сходящихся под прямым углом. И после обхода туда сходились врачи двух отделений,ассистенты кафедры и врачи-курсанты.
Однажды среди женского щебета, когда я сидел и дописывал дневники, заскочила возбужденная Нина Андреевна, врач из диспансерного отделения.
- Девочки, какую кофточку мне сегодня привезли! Только посмотрите, потрясающая!
Все дамы встают со своих мест и, собравшись возле большого зеркала, рассматривают кофточку. Потом каждая за плечики прикладывает обновку к груди, представляя, как бы она выглядела, обладая таким дефицитом. Раздаются восхищенные возгласы и вздохи...
- Девочки, это еще не все! Смотрите какой гарнитур я на днях достала! Импортный! Сегодня специально одела, чтобы показать. Смотрите кружавчики,почти бельгийские,потрогайте!
Рсстегивается белый халат и блузка, все трогают кружавчики.
- Лифчик, лифчик посмотрите! Видите чашки какие открытые, прелесть! А трусики! Почти невесомые! Смотрите, какая розочка на главном месте!
Широкая юбка поднимается на уровень глаз, все любуются розочкой...
- Нинка,ты совсем с ума сошла! Вон Володя сидит,пишет! - раздается голос заведующей.
- Ах, ну что тут такого! Что, Володя женских трусиков не видел?
Юбка опускается...

Мужские ординаторские - это у хирургов. Там можно услышать, как ночью "раздышали" послеоперационного больного или "размочили" почечную недостаточность. Случайного доктора или консультанта, зашедшего после операции, могут угостить мензуркой чистого или слегка разбавленного медицинского спирта (без закуски), а иногда и рюмкой хорошего коньяка - дар безвестного пациента... Посторонние разговоры идут чаще о хорошем мастере из автосервиса, где достать новый карбюратор или акселлератор, планов на летний отпуск, а иногда и о том, что новая сестричка ходит на дежурстве без трусов...
Даме-хирургу приходится смириться и с табачным дымом, и с крепким словом, и с забористым анекдотом...

Итак, наши дамы рассказали всем, что узнали сами о Галине Михаловне. На своем дне рождения она рассказывала:
- На пятом курсе я вышла замуж за однокурсника, сына профессора. После окончания института мы получили назначение в Ялту, дали нам квартирку при санатории, свекр постарался. Стали работать. Через год родила сына, все было хорошо. Понравилась начальству, выдвинули на административную должность. Затеяла писать диссертацию, отец мужа нашел руководителя, профессора Зубкова.
Материал собрала быстро, все по текущей работе. Стала оформлять, ездила к руководителю, старому козлу.
Через два года диссертация была готова, привезла ему на рецензию. Прошло полгода, семь месяцев - близится апробация, а у меня ничего не готово...Я звоню ему, но мой профессор то занят, то болеет, то в отпуске.
Наша с мужем однокурсница, Валентина, работала ассистентом на кафедре у Зубкова. Когда я рассказала о своих трудностях, она мне говорит:
- Дура ты, Галка. Он тянет резину, пока ты не догадаешься переспать с ним! У него без этого еще никто не защищался!
- И ты давала?
- И я, а чем я лучше других! И тебе ничего не обломится, пока не решишься... А если ты такая честная - поезжай обратно в свой санаторий,отдыхай...

Я подумала - а что мне сейчас важнее? Диссертация или супружеская верность? Взяла бутылку коньяку, торт, позвонила, поехала к нему домой, в Симферополь.
Он встретил любезно, взял из рук коньяк и прямо сказал:
-Рецензия ваша почти готова.Вы очень красивы,Галочка, и я всегда хотел с вами познакомиться поближе...Если вы не против, сейчас как раз пришло время. Как вы считаете?
Я даже обрадовалась - только и всего! Наконец, кончится эта тягомотина...
-Наверное вы правы,сказала я со вздохом...

Переспала я с ним несколько раз, любовничек оказался так себе - но все закрутилось,завертелось. Сам позвонил всем рецензентам, членам Ученого совета,составил автореферат, протолкнул печатные работы, договорился о защите.
Защита прошла с блеском. Пришло подтверждение из ВАК.
И здесь моему мужу, этому теленку, все рассказала Валя, та самая подруга, что советовала переспать с Зубковым, и еще добавила от себя. Вот стерва!
Юрка напился, поехал выяснять отношения.
Профессор все отрицал, после защиты мы больше не встречались. Но самое худшее, муженек мой стал пить и на каждом углу рассказывал всем подряд:
-Знаете, Галка моя, такая блядь, за диссертацию давала е..ть этому старому козлу!
-Пошел, идиот, в парторганизацию института жаловаться. Его оттуда выставили - нет доказательств! Члены парткома без него знали о такой практике - у каждого были свои диссертантки...
Юрка, конечно, любил меня... Но я с ним развелась, не мужик, а сопля! Забрала ребенка и выгнала из квартиры. Но и мне нужно было оттуда уехать, слишком многие знали мою историю...

И здесь подвернулся хороший случай. Познакомился со мной один приезжий деятель, много старше меня, отдыхал в санатории "Белоруссия", а кто - не скажу! Вначале прогулки, потом узнала его должность - решила приручить.
Правда, девочки, как мужчина он оказался никакой. Во время секса я лежу на спине с открытыми глазами, думаю о завтрашних делах и о том, быстрей бы это кончилось...
А он влюбился, собирался развестись с женой и жениться на мне. Но я сказала:
-Разводиться не спеши. Вначале организуй мне работу по профилю на какой-нибудь кафедре, квартиру в Минске, а там будет видно. Я не хочу разбивать твою жизнь, мы и так можем дружить...
Место нашлось, кооперативная квартира в центре скоро будет готова. Правда, на кафедре ко мне плохо относятся эти мымры. Я пока молчу, но закончу докторскую диссертацию, они у меня попляшут и первый - Ве-ни-аминович!

Через несколько месяцев мой школьный товарищ, доцент Политехнического института,услышав эту историю, сказал, что такой метод защиты диссертаций не новый и носит неофициальное название "защита передком"... Разумеется, такой способ применяла только малая часть соискательниц научных званий, но и не так редко...
Тогда еще не было понятия о сексуальных домогательствах, придуманного феминистками...

Много женщин, да и мужчин, испытывают неодолимое желание поделиться с друзьями и подругами своими тайнами,а ведь слово - не воробей...
Хотя давно известно, что молчаливых подруг не бывает. Кто-то из зависти, кто-то по недомыслию, а то из вредности - обязательно "по секрету" расскажет дальше и через короткое время будут знать все...

У Галины Михаловны почти не было навыков лечебной работы. И если она справлялась назначением противотуберкулезного лечения, то малейшие отклонения в течении процесса или сопутствующие заболевания ее пугали. Она вызывала многочисленных консультантов и гоняла лечащих врачей.
Профессор Евгений Вениаминович предполагал не без оснований, что Галина Михаловна метит на его место и при каждой возможности подчеркивал ее слабые знания и некомпетентность...

У Галины была еще одна неприятная черта. Если кто-то из больничных врачей возражал ей на обходе или на конференции по поводу лечения больных,она безапеляционно заявляла :
- Мы, ученые, знаем лучше!.
Если возражения продолжались,она говорила -
- Я кандидат наук, а у вас нет даже высшей (или первой)категории и не спорьте со мной!
Однажды на профессорском обходе, когда она отчитывала молодую докторессу за несущественную ошибку и начала произносить свое "Мы,ученые.." я негромко произнес:
- Хоть ты Иванов-седьмой, а дурак!
- Что, что вы сказали?
- Это не я сказал, а Чехов в одном из рассказов, когда он жил в Ялте, и совсем по другому поводу!
Все улыбнулись, а профессор мне одобрительно подмигнул...
После этого случая Галина, где возможно, старалась меня уязвить, но наши пути пересекались редко...

С первых дней после своего прихода, Галина Михаловна стала собирать материал для докторской диссертации, о чем широко всех оповестила.
Для исследований ей понадобилась группа подростков до 16 лет с деструктивным туберкулезом. Где-то в литературе она нашла, что при добавлении к основному антибактериальному лечению анаболического гормона НЕРОБОЛ, очень быстро закрываются полости распада и наступает излечение туберкулеза.
Сказано - сделано. Выделили две палаты - для мальчиков и девочек, и работа началась.
Неробол - это производное мужского полового гормона. Наряду с такими положительными свойствами как увеличение мышечной массы, ускорение обменных процессов и некоторые другие - неробол имеет много противопоказаний и побочных реакций. У девочек - огрубение голоса, рост бороды и усов, задержка или отсутствие месячных, угревая сыпь, задержка роста. У мальчиков - раннее появление оволосения, увеличение грудных желез, нарушения обмена и многое другое.

Прошло немного времени и действительно,в экспериментальной группе туберкулезные полости стали закрываться через полтора-два месяца, а не через четыре-шесть, как было раньше. Сократились сроки пребывания в стационаре и Галина Михаловна на конференции заговорила об экономическом эффекте и распространении передового опыта в пределах всего великого Союза ССР, а затем и на другие страны... Еще на одной конференции она скромно призналась, что в руководстве на уровне ЦК КП Белоруссии и Совмина БССР поговаривают о представлении работы на Государственную премию.

Прошло еще полгода и большинство досрочно выписанных мальчиков и девочек стали возвращаться на свои места в палатах. У них на прежних местах открылись "зажившие" полости , у некоторых открылись новые, все снова стали выделять туберкулезные микобактерии.
Я бы не знал об этом, но у нас все поступавшие больные проходили кабинет электрокардиографии. Я обратил внимание, что внешний вид подростков изменился: у всех была нездоровая полнота, выраженная угревая сыпь на верхней половине тела,у девочек и мальчиков росли волосы на верхней губе и подбородке, были и другие изменения.
Я поднял истории - все больные были из двух палат Галины Михаловны...

В это время я временно работал в стационаре (об этом я писал в рассказе Быстрая диагностика) и у меня в палате лечилась девочка Лена, одиннадцати лет, с тяжелым фиброзно-кавернозным туберкулезом легких. В то время такие тяжелые и опасные формы у детей встречались крайне редко.
История появления Леночки в нашей клинике напоминала детектив.

В один прекрасный вечер пятницы в Крупскую районную больницу из отдаленного Холопеничского сельсовета поступмл шестимесячный ребенок по направлению фельдшера, без диагноза.. Ребенок болел несколько дней, был неухожен, грязен, истощен. У него была частая рвота, высокая температура и признакм обезвоживания.
Дежурный терапевт осмотрел мальчика и вызвал педиатра. Посыльному дома сказали, что доктор с мужем уехали в деревню на свадьбу, и приедут утром. Капельницу доктор ставить не решился, так как не нашел вену на головке ребенка. Терапевт позвонил в детское отделение Минской областной больницы посоветоваться.
По телефону дежурный педиатр не смог определить диагноз, но обещал что завтра кто-нибудь приедет. И действительно, после звонка главврача, днем прилетел самолет санитарной авиации, а на нем - педиатр из Областной больницы. За ночь ребенку стало хуже, появилась ригидность (напряжение) затылочных мышц и мозговые симптомы. После беглого осмотра, этим же самолетом доктор и пациент отправились в Минск.
В отделении впервые сделали анализы крови, спинно-мозговую пункцию и поставили внутривенную капельницу.Ребенок был без сознания.
Через несколько часов был получен результат - больше данных за туберкулезный менингит - воспаление мозговых оболочек спинного мозга, в данном случае причиной воспаления был туберкулез.
Это тяжелое и опасное заболевание с высокой смертностью. В этот же день ребенка перевели в Республиканский Институт туберкулеза и начали интенсивное лечение.
Но через несколько дней ребенок умер, так и не приходя в сознание.
Сделали вскрытие и обнаружили милиарный туберкулез.
Милиарный туберкулез - это обсеменение различных органов - легких, печени, брюшины, мозговых оболочек и других - мелкими очажками величиной с просяное зернышко, содержащих массу бактерий. Бывает при массивном заражении и низком иммунитете.
У этого ребенка было обсеменение всех органов - он просто не мог выжить...
Нужно было искать источник заражения.

Сообщили в Облздравотдел. Оттуда главврачу района и в исполком ушла срочная телефонограмма: срочно выявить контакты, обследовать и доложить...

На следующий день в деревню выехала комиссия - фтизиатр, эпидемиолог и представитель исполкома.
Я читал акт, который они составили...
Нашли бригадира, посетили семью умершего младенца и застали знакомую картину:
отец в состоянии тяжелого опьянения - вдрызг пьяный валялся на заплеванном полу возле кровати. Мать в средней степени опьянения - про таких говорят -лыка не вяжет - стонала на кровати. Древняя бабушка сидела на печке слегка пьяная - ей просто меньше досталось,и наконец ,девочка Леночка одиннадцати
лет - трезвая.
На столе стояла двухлитровая бутыль мутной жидкости,пустая на три четверти и остатки каши - это был завтрак...
При подворном обходе этой деревеньки на 30 дворов в 10 утра никто не был
на работе. Все жители были пьяны в различной степени, включая нескольких детей...
Полупьяные соседи согласились присмотреть за домом. Всю семью посадили в машину и повезли в район - на рентген.
В результате обследования оказалось, что мама и папа оказались стойкими к заразе и имели в легких лишь по несколько плотных очагов. У бабушки нашли старый фиброзно-кавернозный туберкулез легких и у Леночки - почти такие же изменения ,только меньшей давности...
Источником заражения умершего ребенка,конечно, были бабушка,кашлявшая много лет и никогда не проверявшаяся на рентгене,и Леночка, заразившаяся от бабушки раньше.
Родителям выписали тубазид для профилактики и отправили домой.Бабушку госпитализировали в ближайшую Борисовскую туберкулезную больницу,а Леночку направили в Минский облтубдиспансер и она попала ко мне в палату.

В свои одиннадцать лет Леночка выглядела семилетней. Маленького роста, исхудавшая, почти прозрачная, бледные с цианозом губы,на щеках нездороаый румянец. При ходьбе она задыхалась и ходила медленно, как старушка.
У нее были редкие светлые волосы. Граница роста волос отодвинута назад от выпуклого лба почти до темени. Тонкие, слегка искривленные ноги.
Все это были признаки тяжелого рахита,туберкулезной интоксикации и недоедания.

Своей внешностью Лена напоминала тех худосочных юных мадонн с картин Рафаэля,
Дюрера,Луки Кранаха, прародительницу Еву кисти Боттричели... Но моделями этим великим художникам служили запертые в феодальных городах женщины, не видевшие солнца и понятия не имевшие о витамине "D"... Поредение волос и частичное облысение в то время даже вызвало моду на анемичных и рахитичных женщин,моду, державшуюся два столетия. Многие красавицы держали диету, наводили интересную бледность на щеки и даже выбривали волосы над лбом,отодвигая границу волос...
Но в наше время, когда солнца, свежих овощей и фруктов в деревне хватает, случаи рахита у детей бывают у таких родителей и в таких семьях,где пьют по утрам самогон вместо молока или чая...

Я попросил женщин из палаты присмотреть за Леной и подкормить ее. Среди больных нашлась и школьная учительница. По моей просьбе она стала заниматься с Леной, ведь девочка почти не ходила в школу, и была неграмотной...
Осторожное,но настойчивое лечение и хорошее питание через 2-3 месяца дали первые результаты. Лена посвежела, поправилась на несколько килограмм, прекратилась бациллярность.

Но однажды на еженедельной конференции после разбора очередных редких случаев, Галина Михаловна зачитала список больных, которых она собралась лечить нероболом. И к своему удивлению, в этом списке я услышал фамилию Лены!
Я возмутился.
-Я считаю, что нет никакой необходимости лечить такую маленькую девочку
мужскими половыми гормонами. У нее прекрасно идет заживлкние,уменьшилась интоксикация,прекратилась бациллярность.
Галина Михаловна ответила:
-Владимир Израилевич, зарубежные авторы пишут о безопасности такого метода лечения подростков, и у нас есть уже свой опыт лечения нероболом!
-Но Леночка еще ребенок,а не подросток. Ее развитие задержалось из-за болезни. У нее еще не начались месячные, а вы ее мужскими гормонами... А возможные осложнения? Вы их учли? Нет, я категорически против и лечить ее гормонами не буду.
-Ну, это решается просто. Мы переведем ее в другую палату к другому врачу.
-Хорошо забирайте. Но я сообщу ее матери,кстати,она уже не пьет,чтобы она забрала дочь, и дам направление в другую больницу,распишу лечение, и там она сможет лечиться спокойно. Я уверен, что мать меня послушает м согласится.
-Владимир Израилевич, вы не кандидат наук и у вас даже нет категории, а вы спорите с учеными...
Меня взорвало.
-Любезнейшая Галина Михаловна! Ученые бывают разные. Всем прекрасно известно каким местом и какими действиями вы защищали диссертацию. Вы сами об этом трепались на каждом углу. И напрасно вы мне тычете в нос своим высокоученым званием, мы знаем ему цену.
Галина густо покраснела,рот ее захлопнулся...
-Израйлевич, это ты уже слишком, садись - вступился начмед Павел Васильевич.
-Я еще не кончил, и не надо затыкать мне рот. Кстати, совсем недавно у меня проходили ЭКГ мальчик Д. и девочка С. из вашей палаты,- сказал я обращаясь к Галине.
Они к нам поступили повторно, а раньше лечились у вас нероболом. Сейчас у них снова открылись полости на прежних местах и появилась массивная бациллярность. Почему вы об этом не говорите на конференции? Я видел и других,леченных вами подростков с подобными изменениями, они и сейчас в вашей палате. Так что подсчитывать экономический эффект и готовиться получать Государственную премию рано...

Встал прфессор Евгений Вениаминович.
-Все, конференция закончена. Все вопросы решим в рабочем порядке. Галина Михаловнна, зайдите ко мне в кабинет с историями этих подростков...

Больше со мной об этом не заговаривали. Лена лечилась у меня еще несколько месяцев,а затем мы ее на два срока отправели в детский саноторий. Еще через год ее у нас оперировали, удалили измененную верхнюю долю и опять отправили в санаторий.

В очередной приезд к нам на проверку Лена пришла ко мне, она выросла и похорошела. Она рассказала,что родители развелись,бабушка умерла,а отец совсем спился и куда-то пропал. Мама пить перестала, они переехали в Жодино, родственники устроили ее на завод, где выпускали знаменитый МАЗ. Теперь они живут в семейном общежитии, Лена учится, и им обещали квартиру...

Главу о лечении подростков нероболом Галина Михаловна изъяла из диссертации, но доктором наук все равно не стала - ее покровитель внезапно получил инфаркт - ему повредила активная сексуальная деятельность, - а наш профессор постарался, чтобы тему закрыли. Вскоре Галина ушла с кафедры и перешла на практическую работу в городской диспансер - читать флюорограммы.

Кооперативную квартиру ее друг из ЦК успел оплатить полностью...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 179 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →