Владимир Бунимович (vladbunim) wrote,
Владимир Бунимович
vladbunim

Category:

Кровь из легких.

Бывают, казалось бы, обычные события в практике врача, но они запоминаются на
всю жизнь...
В 1960 году после окончания института я работал в туберкулезеном отделении маленького городка Червень. Я писал об этом в рассказах "Начало","Хирург" и других.

Во второй половине дня в нашей процедурной я готовил ампулу эритроцитарной массы для переливания больному с вяло текущим старым туберкулезом и анемией.
Кровь в отделении начали переливать только с моим приходом, поэтому всю подготовку я проводил сам, а сестры только смотрели...


Когда я заполнил систему и сделал пробу на совместимость,внезапно вбежала санитарка.
-Доктор, с Зиной плохо!
Зина была местная знаменитость.
Она лежала в нашем отделении больше десяти лет. Ей было тридцать, но меньше пятидесяти ей бы никто не дал.
С детских лет, еще "при немцах" у нее на шее была скрофулодерма - туберкулез кожи, в просторечии называемый "золотуха". Вероятно, был и легочной процесс.
По ее рассказам, она долго кашляла, "аж заходилась" и показывалась кровь. Никаких лекарств в то время не было, Зина лечилась у местной знахарки, но процесс на какое-то время затих.
Затем, видимо, она перенесла туберкулез тазобедренного сустава, больше двух лет лежала дома, лечилась у той же знахарки. Правая нога деформировалась, укоротилась на несколько сантиметров и с тех пор Зина кое-как ковыляла с костылем. Через несколько лет после войны мать умерла, отец погиб раньше...

Работать Зина не могла и ее впервые отвезли в Червень на рентген. Обнаружили фиброзно-кавернозный туберкулез, бациллярность и оставили в отделении. Через несколько месяцев ей стало немного лучше, но идти ей было некуда, жить негде, так она и осталась в отделении. Что-то помогала санитаркам, сидела с тяжелыми больными...

У нее была настоящая чахотка - несколько каверн в легких, периодические кровохаркания, тяжелая одышка. Вся высохшая, белесые волосы выбивались из-под платка. Подбородок притянут влево к искривленной шее огромными келоидными рубцами - следы скрофулодермы. При ходьбе припадала на правую ногу и была похожа на странную птицу из чужого мира...

Она не унывла. В свободное время пела нецензурные белорусские частушки, которые тут же и сочиняла. Летом приходили послушать больные из других отделений, но близко не подходили, боялись заразы...
Иногда покупала четвертинку водки на остатки крошечной пенсии, и тогда вечерами частушки звучали громче и в них было больше матерных слов, я слышал эти песни во время дежурств...

Сейчас Зина сидела на полу в коридоре,прижавшись е стене и надсадно кашляла.
С каждым кашлевым толчком из горла вырывался поток ярко-красной артериальной крови. Все вокруг было залито кровью, рядом валялся ее костыль.
Вот она в последний раз всхлипнула, пытаясь вдохнуть воздух,упала на бок в лужу собственной крови и больше не дышала...

При мне уже умирали больные, но чтобы так,внезапно, за одну минуту... Я растерялся. Прямо здесь на полу я пытался сделать ей непрямой массаж сердца - и тут же прекратил, с каждым моим движением у Зины изо рта вырывалась пенистая струя крови. Мой халат тут же расцвел красными пятнами...

-Несем в палату!
Положили на койку, Зина не дышала и не шевелилась...
Мне не хотелось верить, что она уже умерла. Я вспомнил, что в процедурной стоит заполненная система с кровью первой группы.
-Принесите систему с кровью!
Медсестра тихо сказала:
-Доктор, кровь не поможет, она мертвая!
Я не хотел ее слушать, я помнил только, что первая группа -"универсальный донор". Без всяких проверок на совместимость я ввел иглу в вену - конечно, это было совершенно излишним.
Я все еще был в шоке от такой быстрой смерти у меня на глазах.
Позвонил начмеду.

-Анна Алексеевна, у нас только что умерла больная от легочного кровотечения в течение двух минут...
Повидимому,в моем голосе было что-то необычное, и она сразу принялась меня
успокаивать:
-Владимир Израилевич, не волнуйтесь. Что за больная?
-Да это Зина, вы ее знаете, она в отделении несколько лет...
-Вот видите, это была тяжелая больная. Туберкулезные больные часто умирают, особенно при массивных кровотечениях.
-Да, там натекла лужа крови. Я начал переливать ей кровь...
-Вот этого не нужно было делать. Я знаю Зину. По вашему рассказу там была
полная обструкция (закупорка) трахеи и бронхов и быстрая асфиксия (прекрашение дыхания, удушение). Это легкая смерть, ничего не поделаешь...
-Да, да... Анна Алексеевна, вы сейчас к нам зайдете?
-Владимир Израилевич, я уже ухожу домой. Пусть тело полежит два часа, ваши медсестры знают, что делать дальше, а вы пока напишите эпикриз.
Я в душе возмутился,как это можно быть такой равнодушной!
Немного успокоившись, я понял, что Анна Алексеевна была права.

Врачу нельзя умирать с каждым больным. Нужно знать и быть уверенным, что сделано все возможное в данном случае.
За годы работы я видел немало смертей, но до сих пор помню всех, кто умер у меня на руках.
Вот был человек - и вот его нет...

Жизнь - как маленькая птичка в ладонях Высшей Силы. Вот она бьется, трепещется... Вдруг ладони приоткрылись - и жизнь улетела...

*******************************************************
Не всегда боьные страдают от плохой медицинской помощи и отсутствия нужных лекарств. Иногда это бывает из-за их собственного упрямства, глупости или тупого фанатизма родственников.

В конце шестидесятых, когда я уже работал в Областном тубдиспансере, из отдаленной деревни Воложинского района ко мне в палату поступила девушка 17 лет необычайной красоты.
Зоя была небольшого роста. Темные волосы стянуты узлом. Огромные карие глаза
с длинными черными ресницами. Овальное лицо, матовые щеки, на них часто вспыхивал пятнистый румянец. Полные выпуклые губы, белоснежные зубы. Длинная шея, оформленная фигура.
В поколениях ее предков явно прослеживались не только блондины-белоруссы, там были, возможно, татары, цыгане, французы наполеоновской армии...

Недавно я перечитывал роман А.Моруа "Три Дюма" и удивился - насколько совпадают мои воспоминания о внешности Зои, больной деревенской красавицы, с описанием красоты Мари Дюплесси, чей образ вдохновил Александра Дюма на создание романа "Дама с камелиями".
Мари Дюплесси родилась в деревне. Моруа пишет, что Мари была неграмотна и до 15 лет бегала по полям в домотканной одежде. Ее красота привлекла внимание местного лавочника. Натешившись, лавочник продал ее цыганам. Цыгане увезли ее в Париж. Там она пошла по рукам, нахваталась начатков грамоты и стала знаменитой и богатй куртизанкой.

Мари любили многие знаменитости того времени,в том числе Альфред де Мюссе,
Эжен Сю, Франц Лист, графы, герцоги и сам Александр Дюма-сын. С детства Мари страдала тяжелым туберкулезом с кровотечениями и умерла в молодом возрасте, не дожив до 23 лет.
Сколько знатных любовников она наградила туберкулезом и всем остальным, уже никто никогда не узнает.
Время было такое - только через много-много лет Р.Кох в своем микроскопе увидит туберкулезную палочку, В.Рентген откроет Х-лучи, а доктор Вассерман придумает свою знаменитую реакцию на сифилис...
Я нашел портрет Мари кисти Камилла Рокоплена.
Странные бывают совпадения - куртизанка Мари и моя больная были внешне очень похожи...

Из Парижа позапрошлого века вернемся в Минск к Зое, нашей больной...
Несколько недель тому назад у Зои при кашле показалось немного крови, через несколько дней еще раз. В деревне было много туберкулезных больных и отец отвез девочку прямо в Воложин. Там сделали рентген и тут же направили к нам, в Областной тубдиспансер.
У Зои оказалась большая прикорневая каверна справа и очговые отсевы в левое легкое, большая бациллярность. Ей назначили стандартное для того времени лечение - стрептомицин, тубазид, ПАСК,витамины.
Прошло пару недель и у Зои повторилось небольшое кровохаркание. Я применил обычные средства, через день-два стало лучше.

Но однажды в воскресенье на дежурстве меня подняли ночью - у Зои было сильное кровотечение. Постель была залита кровью. Испуганная и бледная, она молча смотрела на нашу суету.
Выбор средств для остановки легочных кровотечений в то время и последние 30-40 лет в большинстве больниц остался невелик. Глюконат кальция, викасол, аминокапроновая кислота в порошке, аскорбиновая кислота в вену, атропин внутримышечно и, наконец, камфора подкожно. В результате кровотечение постепенно уменьшилось, осталось кровохаркание.

Я сказал девочке, чтобы ее успокоить:
-Сейчас тебе лучше, нужно спокойно полежать. Но даже если кровотечение повторится, мы наладим переливание крови, и все будет в порядке.
Она забеспокоилась,взволновалась -
-Ой нет, кровь нам нельзя!
-Кому это "нам" и как это нельзя? Потребуется - перельем, и кровь твоей группы есть!
-Нет,нет! Только не кровь!
-Зоя, ты взрослая девушка, не нужно бояться. Сейчас мы пока не будем вводить кровь. Но если станет хуже или опять будет кровотечение, обязательно сделаем переливание!
Утром, как всегда, я остался работать. Около часа дня меня вызвали из ординаторской - приехал отец Зои. Это был мужик лет сорока пяти с небольшой бородой,длинные волосы расчесаны на прямой пробор по обе стороны лица, закрывая уши. Вид у него был как на дореволюционных фотографиях, он был чисто одет и трезв.
-Доктор, как наша Зойка?
-Вы знаете, что ночью было сильное кровотечение, удалось остановить. Но такие кровотечения могут повторяться, у нее так расположена каверна.
-И что вы будете делать?
-Как что? Все будем делать, чтобы помочь вашей дочери.
-И кровь хотите влить?
-Пока не надо, но если потребуется - и кровь перельем,специально для нее нужную группу держим!
-На это нашего согласия нету!
-На что нет согласия?
-Чтобы кровь вливать! Делайте все, только не кровь.Мы не согласные!
Я возмутился. Как это мне диктуют, чем лечить!
-О чем вы говорите! Если нужно будет, будем делать все, чтобы спасти вашу дочь!
-Доктор, мы не согласные! Если хотите лить кровь, мы заберем ее домой.
-Как это домой? Вы хотите, чтобы Зоя умерла?
-Что хотите делайте, но кровь нам нельзя!
-Вы не любите свою дочь? Такую красавицу?
-Доктор, у нас леригия такая...
-Какая религия? Вы разве не православные?
Он подошел ближе и тихо сказал:
-Мы Свидетели Иеговы. Нельзя нам чужую кровь, великий грех...

В то время я почти ничего не знал о религиях , течениях и сектах, только то, что не успели вымарать из художественной литературы. Даже простое проявление интереса к религии могло насторожить партийные органы и КГБ, а тайные осведомители были в каждом коллективе. И у нас были, по крайней мере двое. Мы их знали, и при них старались не распускать языки. Посадить бы не посадили, но с работы можно было вылететь запросто...

Но с сектой Свидетелей Иеговы мне уже приходилось встречаться, когда я работал в Червене. В шестьдесят первом после одной из пятиминуток меня вызвал главврач.
-Израилевич, к тебе сегодня привезут больную с плевритом, места у тебя есть?
-Да, есть.
-Ее госпитализируют по указанию райкома партии, вчера звонил второй секретарь. Лечи ее, делай все, что нужно, но ты не можешь ее выписать без моего разрешения.
-Но почему? Плеврит не такое заболевание, чтобы лечить месяцами, а у нас не тюрьма...
-В той деревне, где она живет, обнаружили секту Свидетелей Иеговы, а собирались они в ее доме.
-И что же?
-Эта секта запрещена. Всех сектантов разогнали, некоторых выселили из деревни, а эту больную определили к тебе в отделение.

Меня это удивило - как это можно помещать в больницу на неопределенное время,
и что это за секта такая... Но указания райкома не обсуждались и я перестал об этрм думать.
Вскоре в сопровождении инструктора райкома привезли больную.
Звали ее Пелагея, это была полная тетка пятидесяти лет, вдова, с постным невыразительным лицом, постоянно опущенными вниз глазами и тихим голосом. Она почти ни с кем не разговаривала. Когда бы я ни зашел в палату, она неподвижно сидела на койке, руки сложены на коленях, глаза смотрели в пол, а губы беззвучно что-то шептали.

У нее был экссудативный плеврит и туберкулез в анамнезе. В то время плевриты лечили частыми откачиваниями жидкости. После каждой аспирации 1-2 раза в неделю жидкость накапливалась вновь и конца этому не было...
С целью стимуляции процессов заживления я решил перелить ей кровь малыми дозами несколько раз - был такой метод.
К моему удивлению, Пелагея категорически отказалась.
-Почему вы не хотите переливания? Это хороший метод, быстрее выздоровеете.
-Нет,доктор, делайте что хотите, но кровь нам нельзя. Великий грех...
-Почему? Разве вам не надоело у нас?
-Доктор, нам вера не позволяет кровь принимать. Что хотите делайте, хотите - в тюрьму отправляйте, руки на себя наложу, но кровь не дам вливать...
Я отступился, нет - так нет...

По анализам у Пелагеи первое время был чистый экссудат с преобладанием лимфоцитов. Но после нескольких месяцев лечения стали нарастать нейтрофилы, появилось много эритроцитов и жидкость стала приобретать гнойный характер.
Я решил направить Пелагею в Институт туберкулеза для решения о возможности оперативного лечения. Я позвал ее в кабинет.
-Вы знаете, что я не могу вас выписать из отделения из-за вашей секты?
-Да, знаю доктор.
-Но сейчас я направляю вас в Минск на консультацию.Там вас посмотрят врачи и могут предложить операцию. Операция сложная, но все будет под наркозом и вы не почувствуете боли. После операции уже воды в легких не будет и если все сложится хорошо, сможете прожить еще лет 20-30. Держать там вас больше никто не будет и сможете уехать, куда захотите.
-А кровь там будут вливать?
-Скажу откровенно - при таких операциях делают переливание.Но подумайте хорошо - что лучше: согрешить, а потом покаяться и отмолить грехи, но остаться жить долгие годы... Или просто согласиться на безвременную смерть от болезни...

Главврача я предупредил, что отправляю Пелагею в Минск и за дальнейшее пребывание в отделении не отвечаю. Он сказал мне :
-Пусть едет и поправляется. А кому надо,пусть ее сам держит...
Пелагея к нам не вернулась. Через несколько месяцев у меня на приеме была женщина из ее деревни. Я спросил, не знает ли она, что стало с Пелагеей ?
Она сказало, что Пелагея приезжала к ним здоровая, продала свой домик и уехала
неизвестно куда...

Но вернемся к красавице Зое.
Из разговора с отцом я понял, что вера не позволяет переливать кровь, но причем здесь религия, если нужно спасать жизнь!
Я сказал ему:
-Мне непонятно. У вас дочь такая красавица. Пройдет время, мы ее вылечим,выйдет замуж, появятся внуки ... А если опять хлынет кровь, переливание может спасти ей жизнь! Неужели вы не желаете добра своей дочери?
-Лечите, но кровь вливать мы не согласные...
-А если без этой крови она умрет?
-Бог дал - Бог взял, ничего не поделаешь...
Я начинал закипать...
-Да что это у вас секта такая кровожадная? Девочка потеряла много крови, еще одного кровотечения она не выдержит без переливания!
-Мы не согласные...
Я подумал несколько секунд.
-Хорошо. Мы соберем собрание врачей и постановим, что в случае повторного кровотечения разрешается перелить кровь без согласия родителей.
-Переливать кровь грех. Мы несогласные...
Я пошел к главврачу. Дмитрий Иванович вызвал отца-сектанта и долго с ним разговаривал, я сидел в приемной . Наконец, отец Зои вышел весь красный,а я зашел.
- Это настоящий долбоеб. Уперся, как бык: грех, мы несогласные... Сейчас созовем всех.
Главврач вызвал заведуюших отделениями, начмеда, пришел профессор Евгений Вениаминович и два ассистента. Все ознакомились с историей болезни. Под диктовку профессора после вводной части я записал, решение консилиума:
"При повторном кровотечении,для спасения жизни несовершеннолетней больной, при безуспешности обычного лечения, разрешается перелить кровь или эритромассу в нужной дозе без согласия родителей".
Все расписались, историю я отдал на пост, предупредил дежурного врача и ушел домой.

На следующий день я узнал, что вечером у Зои повторилось сильнейшее кровотечение. Дежурный врач приготовился перелить кровь,сделал все пробы. Но когда пришли в палату с заполненной системой, Зои там не оказалось.
Ее просто украли Свидетели Иеговы.
Подогнали машину, вынесли завернутую в одеяло девочку и увезли к кому-то из городских сектантов...В эту же ночь она умерла...
Это нам рассказала несчастная мать, когда через день пришла за справкой для похорон. Она плакала, рыдала, ругала своего мужа. Она была согласна на все, чтобы спасти дочь... Но отец Зои был старостой их отделения и боялся, что от него отвернутся сектанты...
Дела против секты не начинали...

Я человек не религиозный, но уважаю традиции иудаизма и той среды, где живу.
Так же уважаю веру других людей иных религий..
Но глубоко ненавижу, когда якобы из-за веры террористы посылают подростков взрывать других детей и взрослых, когда человеческие жизни стоят не дороже пакета взрывчатки с гвоздями, привязанного к телу террориста..

Никто не знает точно,сколько людей погибло из-за отказа от переливания крови.
Может быть и права была Cоветская власть в то далекое время, преследуя тоталитарные секты...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 185 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →