Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

big

Мой друг Яша Окунь

Всю жизнь я проработал рядовым врачом на практической работе.
На своем пути встречал разных людей - добрых и злых, изворотливых и прямых, умных - и не очень. Встречались талантливые и необычные. О некоторых я писал.
Я думаю, почти в каждом человеке есть что-то незаурядное, нужно только пристальней присмотреться...

Сразу после войны в Белоруссии много людей болело туберкулезом , впрочем, также, как и сейчас, спустя 70 лет.Только туберкулез сейчас стал более злым, опасным и гораздо хуже поддается лечению.
Областной тубдиспансер с толпами заразных посетителей располагался в самом центре Минска - по улице Интернациональной. Идя навстречу пожеланиям трудящихся, почти через 17 лет решили убрать рассадник заразы из центра и нашли самое подходящее место для легочных больных - промзона возле радиаторного и лакокрасочного завода с вредными выбросами. Но зато там было почти готовое помещение - сборный пункт областного военкомата, казарма, где доблестные призывники должны были проводить последние дни перед отправкой в часть.
"Эх,последний нонешний денечек гуляю с вами я, друзья..."
Collapse )
big

Забыть нельзя помнить долго...

Где-то в году 1949 из Куйбышева в Минск приехала по своим делам дальняя родственница отца - звали ее Циля и остановилась она у нас на несколько дней.
Это была девушка лет тридцати, невысокая жгучая брюнетка, вытянутое лицо, черные гладкие волосы собраны сзади в жидкий пучок.
Верхние зубы слегка выдавались над нижней губой и расходились веером. Возможно, поэтому она старалась никогда не улыбаться, а в то время в Советском Союзе врачей-ортодонтов еще не существовало. Кожа на лице была пористой и неухоженной, косметикой Циля не пользовалась, да и какая была после войны косметика... В довершение всего, одна нога у нее была короче другой на несколько сантиметров и походка была, что называют, "рупь двадцать".
Collapse )
big

Аркадий, работник торговли.

Сейчас мало кто помнит фильм 1937 года "Остров сокровищ" .По ходу фильма один из персонажей пират Джордж Мурри все свои правдивые истории начинал одной фразой: "Когда я служил под знаменами герцога Кумберлендского..."
Начну и я похоже:
-Когда я служил под знаменами...то-есть через полгода после приезда в Израиль со своим пока не подтвержденным врачебным дипломом, осенью 1991 года по протекции младшего сына устроился на престижную и блатную работу сторожить беспризорных собак. Этих собак свозили в нашу шарашкину контору со всей ближайшей округи и я уже писал об этом в рассказе Как у меня осла украли...
Collapse )
big

Израиль: одной проблемой меньше...

Мне известны лишь две организации, которые, чтобы напугать врагов, гробят собственных детей – «Хамас» и «Россия». Ну, исторически был еще царь Ирод.
В Израиле, если у молодой пары спустя год после свадьбы не появляются дети, то они сразу обращаются к врачам и в клиники оплодотворения. Дорогие процедуры оплачиваются государством. Вообще, в том, что касается искусственного оплодотворения, Израиль впереди планеты всей. Отчасти это стремление исполнить заповедь «плодитесь и размножайтесь», данную Адаму и Еве после изгнания из Эдема, отчасти – психологическая реакция людей, переживших Холокост и передавшаяся по наследству следующим поколениям. И вообще в Израиле детей любят!

Очень мало израильских детей передается на усыновление. И таких институтов, как детский дом, практически не существует. Вернее, они есть, но функция у них абсолютно противоположная, чем в России.

В российском детском доме, казенном учреждении, детишки живут мечтой: вот откроется дверь и войдут мама и папа. То есть они еще будут чужими дядей и тетей, но обязательно станут мамой и папой. В Израиле детский дом – чаще всего промежуточная станция ожидания, где ребенок дожидается окончания довольно длительной процедуры по оформлению необходимых документов на усыновление. Для малышей это семья, которая, как правило, имеет своих детей и подрабатывает присмотром за чужими, для школьников – интернат, тоже не похожий на российский.

Детей, требующих постоянного медицинского ухода, держат в больницах, к ним приходят волонтеры из таких организаций, как, например, «Хибук ришон» («Первое объятие»). Эти волонтеры получают приоритет при желании усыновить уже знакомых им детей.

Количество семей, желающих принять ребенка, на порядок больше количества детей, которым требуется принимающая семья. Если бы в Израиле, как в мелодраматических европейских романах 19-го века, под дверь родильного дома подбросили сверток с младенцем, моментально появился бы с десяток семей, которые тут же, на месте, устроили бы локальную войну за право этого младенца усыновить.

Одно такое дело даже дошло до Верховного суда, пройдя все нижестоящие судебные инстанции. При решении этого спора на заседании присутствовало 7 из 14 Верховных судей. Для сравнения: дело Эйхмана разбирало только трое членов Верховного суда.

Рассматриваемый вопрос состоял в следующем. Некая недальновидная девица отдала ребенка на усыновление. По закону биологическая мать имеет право в течение года после усыновления передумать и потребовать ребенка обратно. При этом закон предвидит очень мало лазеек, позволяющих обойти базовое установление: благом для ребенка является воспитание его биологическими родителями. Фактически закон здесь заботится не столько о благе ребенка, сколько защищает права биологических родителей в ущерб правам усыновителей.

Смысл закона ясен – дать молодой матери возможность передумать и изменить решение, которое, предполагается, она приняла, не имея средств прокормить себя и ребенка, впав в обычную в таких случаях панику, осложненную послеродовой травмой. Другое дело, что закон устанавливает абсолютно драконовские рамки длиной в год. Любой, кто заводил хотя бы домашнее животное, способен представить, насколько это не укладывается в голове: отдать полюбившегося питомца спустя год. Здесь же речь идет не о песике или о котенке, а о маленьком человечке.

И вот, спустя более чем полгода после усыновления, до матери-маргиналки вдруг доходит, что она сдуру пропустила возможность легкой наживы и задаром отдала кому-то великолепную дойную корову. Она нашла приемную семью и стала вымогать у них деньги. Те же, заплатив уже большую сумму за право усыновления, не пошли на поводу у вымогательницы. Пока суд да дело, из какой-то дыры выполз на свет божий еще и биологический отец, который до начала судебного разбирательства вообще не особо интересовался судьбой чада.

Почуяв запах легких денег, эта парочка принялась рэкетировать приемных родителей через суд. Вся страна, затаив дыхание, наблюдала за разразившейся драмой. Причем, видя рыдающих перед камерами усыновителей и окруженных адвокатами биологических родителей, все понимали, что если ориентироваться на то самое пресловутое «благо ребенка», ни в коем случае нельзя его возвращать мамашке. Потому что она не то что о ребенке – о себе не способна была позаботиться. Если бы за право быть родителем требовалось сдавать экзамен, эта дама бы с треском на нем провалилась. Поэтому все, без исключения, симпатии были отданы усыновившей семье.

Но суд остался непреклонен – лекс, как известно, дура. С тяжелым сердцем судьи были вынуждены констатировать, что закон есть закон. Поскольку с момента усыновления еще не прошел год, биологические родители имеют право потребовать ребенка обратно, хотя при желании могли бы наклепать еще с десяток себе подобных и практиковать на них свои родительские таланты. И доводы отчаявшихся бездетных приемных родителей, милых и интеллигентных людей, что в их случае вердикт врачей однозначный – бездетность, не смог склонить решение суда в их пользу.

Однако усыновители не сдались и подали апелляцию на апелляцию. Выяснилось, что биологический отец смертельно болен. Также не избежал внимания судей тот факт, что отец ждал аж целых полгода, прежде чем «обнаружить», что у него, оказывается, есть сын. Судьи испугались, что ребенок окажется на улице, и постановили оставить его с приемными родителями. 6 против 1 постановили, что ребенка, которому к тому времени стукнуло 2, следует оставить у усыновителей. То есть решение суда по поводу этого ребенка менялось аж 3 раза. Вот так-то – хэппи-энд!

Эта короткая история способна объяснить, почему в Израиле в принципе не может существовать такого явления, как беспризорники. Любого догонят и усыновят. Даже для детей-инвалидов, с врожденными пороками, найдется любящая семья. Не получающая никаких дивидендов от своего решения, ведь это теперь просто их ребенок.

Сложившаяся ситуация привела к тому, что в Израиле существуют общественные организации, гоняющиеся за молодыми девушками, желающими сделать аборт. Они всеми правдами и неправдами пытаются уговорить их не прерывать беременность, родить и передать детей на усыновление, получив при этом немалое вознаграждение. Чем в свое время вышеупомянутая героиня и воспользовалась.

Мне кажется, что сложившаяся ситуация подобно лакмусовой бумажке отражает здоровье общества, которое способно оградить и защитить своих самых слабых и беззащитных представителей. Ведь если оно, общество, на это не способно, то и не общество это, а сборище озлобленных друг на друга индивидуумов.

Источник http://shkolazhizni.ru/authors/uid70135/
big

Старые часы.

Одно из самых первых воспоминаний детства - как это было давно! - мне чуть больше трех лет, но меньше четырех, свой четвертый день рождения я помню гораздо яснее...

Итак, мне три года, мама торопится на работу, кормит меня манной кашей. Я капризничаю, верчу головой, липкой кашей перемазано все, даже затылок. Наконец, выбившись из сил мама говорит:
-Если сию минуту не съешь все, что осталось на тарелке - я остановлю часы и они перестанут отбивать время!
Через минуту каша была кончена, лицо вымыто.
И в этот момент в наших старых настенных часах зашелестел какой-то механизм и часы размеренным звоном отбили девять ударов, а я вскочил и захлопал в ладоши...
Collapse )
big

Крупные и мелкие дефекты

Теплым июньским вечером 76 или 77 года мы с женой Тамарой вышли прогуляться. Пересекли улицу Куйбышева и по Коммунистической пошли вниз.
Наша улица носила это претенциозное название из-за того,что в ее начале под номером 1 случайно оказался давно сожженный и разрушенный домишко, где в далеком 1898 году состоялся Первый съезд РСДРП. После войны домик восстановили по каким-то старым фотографиям и устроили там музей, где не было подлинных и достоверных документов, а только копии и копии с копий ...
Collapse )
big

Быстрое реагирование. 2. Девушка из Кабула.

Весенним вечером в начале восьмидесятых мы получили вызов в общежитие Университета по улице Октябрьской, что в Минске. Лифт, как обычно, не работал и мы медленно поднялись на восьмой или девятый этаж. Еще на лестничной клетке мы услышали шум голосов и пронзительный женский крик. Казалось, что кого-то режут. В коридоре клубилась толпа - студенты тоже любят бесплатные зрелища...
Collapse )
big

Две капли.

В 1952 году, когда я еще учился в школе, по Минску поползли страшные
слухи - в Первой клинике молодая медсестра отравила двух молодых мужчин в хирургическом отделении и они умерли.
Рассказывали всякие ужасы - евреи-космополиты подговорили и подкупили простую русскую девушку, передали ей яд и вот из-за этих извергов она пойдет под расстрел...Говорили, что в клинике наши славные чекисты обнаружили целое змеиное гнездо и сейчас там разбирается МГБ.
Collapse )
big

Лучше Михаила Веллера все равно не скажешь...

Переслали друзья по электронной почте.


Михаил Веллер.
КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ВОПРОСУ.
(Ясное дело, какому!)

Ну а как же Россия без евреев! Плюнь в проблему, попадешь в еврея. Француза носатого, жидомасона тайного, христопродавца. Что, потешим душеньки? Побьем жидков, обличим малый народец-паразит, дадим по когтистым лапам мировому сионизму? Россия к евреям неравнодушна. Поглядите вдоль книжных лотков - где есть уголок истории-религии-идеологии, там обязательно о пархатых суровая правда. Неглупо, неглупо сказал еврей Жванецкий: Вообще их меньше, но везде их больше. Правда, в последнее время появился еврей-оленевод - Абрамович, лондонский губернатор Чукотки. Но по-прежнему землю они пахать не хотят, а в олигархах или в телевизоре - не протолкнуться. Музыка Яна Френкеля, слова Инны Гофф, поет Иосиф Кобзон: Здравствуй, русское поле, я твой тонкий колосок!

Collapse )